Первая корзинка


Свою первую корзинку из лозы я сплел на берегу Оки. И учителем моим был наш деревенский пастух Леша.

За Лешей я бродил долго, робко появлялся перед ним на лугах, где пастух отдыхал и резал лозу. Заметив меня, Леша сначала молчал, потом разрешил сесть рядом, а потом, к великой моей радости, попросил меня подать ему подходящий прут для основы корзины. Дальше больше — и скоро мне уже позволялось счищать с лозы листья. Захватив вершинку прута, я сжимал сам прут другой рукой и сначала неловко протягивал этот прут через сжатый кулак. Лоза выходила гладкая, чистая, а в кулаке у меня оставались чуть жестковатые от летней жары полоски-листья. Позже показал мне Леша и другие работы, и скоро я уже знал, где и как выбрать хлыст для обруча, где срезать прут для основы и прутики-стрелочки для боков и дна корзинки. Эта полумолчаливая дружба-обучение длилась долго. И наконец настал мой день... Как-то утром, проходя мимо нашего дома, Леша постучал кнутовищем по забору и негромко известил моего деда: «Михал Андрианыч, пошли мальчонку ко мне пораньше».
Догнал Лешу я уже в лугах. Он обернулся ко мне и, ни слова не говоря, протянул обруч для корзинки...
Обруч был небольшой, овальный. Леша согнул его из толстого ивового прута, срезал концы прута на ус, свел оба конца, скрепил их тонкой полоской коры, выровнял, выправил овал, подержал обруч день-другой у себя дома под крышей, а теперь дарил мне как первый шаг к великому таинству — мастерству... Корзинка была начата, задумана, запета. И теперь мне предстояло выбрать в кустах два десятка прутиков ивы для основы, для остова.
Ровные, длинные пруты основы я старательно очистил от листьев и сложил рядом с собой. Нож, отступя от толстого конца прута на длину ладони, ловко облегчал этот конец, снимая часть прута,— у прута получался легкий и гибкий «хвост». Этот хвост, как прочное мочало прикручивал к обручу прут основы, и очень скоро от обруча поднялся вверх остов корзины.
Сейчас будущая корзина походила на вершу, только очень редкую. Теперь предстояло заплести эту вершу, как заплетают прутьями деревенский плетень... Один, второй, третий прутик-стрелочка ложились друг на друга, стелились вдоль обруча, вились между прутьями основы-верши, поднимались все выше и выше, и я с нетерпением ждал уже конца работы. Но тут и остановил меня мой молчаливый учитель.
Он появился из кустов незаметно, взял у меня из рук начатую корзину и принялся постукивать тяжелой ручкой ножа по только что выстланным мною рядам лозы. Мне только что казалось, что работа подходила к концу, но прутья стали проседать, сжиматься, и я с сожалением увидел, что до конца работы еще очень далеко.
Теперь без напоминаний я колотил-осаживал ручкой ножа уложенные в корзину лозинки. Это было условие настоящей работы: только такая прочная, литая корзина не растрясется, не рассохнется со временем.
К вечеру эта часть работы была закончена — я вывел бока до донышка, завершил высоту и глубину, и теперь оставалось лишь завершить дно, загнуть прутья основы, подрезать их лишнюю длину, упрятать концы прутьев в стенку, в бока, а потом аккуратно и прочно заплести дно тонкими лозинками...
И снова я торопился, торопился к концу выпаса закончить всю работу. И снова Леша вовремя остановил меня. Правда, на этот раз работу мою он не подправлял, а попросту отобрал корзину, унес ее куда-то в кусты, а вернувшись из кустов, объяснил мне все так же немногословно: «Завтра день будет».
На следующий день к полудню передо мной на теплом песке речной косы стояла моя первая корзина. И как я ждал тогда того часа, когда вслед за стадом и Лешей войду в деревню и прошагаю мимо всех домов с собственной корзинкой на левой руке... Торжество это состоялось, хотя никто особенно его и не отметил. Лишь дед, постучав кулаком по боку корзины, отметил ее качество: «Почитай твоей здесь работы — одни прутья ножом с веток резал. И за что тебе Леша такую корзину подарил?»
Я не стал спорить с дедом, хотя и проплакал в кладовке всю ночь. А много позже, когда снова встретился с Окой, с песчаными косами, заросшими ивняком, я нашел в той же самой кладовке свою первую корзину. Конечно, она постарела, потемнела, но все еще была прочна и годилась для многих работ.
Корзина из прутьев
1) Начало плетения дна корзины. В прутьях (а) делаются ножом прорези, через которые продеваются прутья (б).
2) Для непрерывного плетения нужно нечетное число прутьев-спиц, поэтому необходимо добавить еще одну спицу (в). Перед началом плетения замачивать прутья лучше в свернутом виде. Первый прут (г) вначале заплетают через две спицы, но после 6—7 витков можно плести уже через одну.
3) Для удобства плетения боковин корзины можно прибить сплетенное дно к доске (д) и, загнув спицы, плести бока.
4) Чтобы соединить 2 прута, конец первого и начало второго обрезают наискось.
5) В месте сгиба спиц, между дном и боковиной, а также по верхней кромке боковины нужно вплетать самые прочные и толстые прутья. Кончив плетение боковины, оставшиеся концы спиц срезают вдоль оси и засовывают вдоль плетения или заплетают между собой.
6) Ручка плетется из пучков прутьев (е) и толстого прута-спицы (к). При креплении ручки к корзине спицу просовывают почти до дна, а пучки (е) заплетают в боковины.
7) Корзина готова.